Почта для связи:

sc495@mail.ru scripta.consulting@mail.ru
Заказать звонок

Несоразмерно высокий размер выходного пособия может быть расценен как злоупотребление правом

Предоставление работникам гарантий и компенсаций при расторжении трудового договора регламентировано нормами главы 27 Трудового кодекса. В частности, в ст. 178 ТК РФ приведен перечень оснований для выплаты работникам выходного пособия в некоторых случаях прекращения трудового договора. Однако в соответствии с ч. 4 ст. 178 ТК РФ трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться и иные основания выплаты компенсаций при увольнении, а также устанавливаться повышенные размеры компенсационных выплат помимо случаев, предусмотренных ТК РФ. Таким образом, стороны трудовых отношений могут предусмотреть условие о выплате работнику выходного пособия, в частности, непосредственно в трудовом договоре. Вместе с тем Московский областной суд в одном из своих определений назвал компенсацию при увольнении в размере 700 тыс. руб. несоразмерно высокой (Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 сентября 2016 г. по делу № 33-25519/2016).
 

Суть спора

16 марта 2015 года между гражданином П. (далее – истец) и организацией ''У'' (далее – ответчик) был заключен срочный трудовой договор, согласно которому П. принят на работу до завершения реализации определенного проекта на должность сервисного инженера по ремонту оборудования с должностным окладом в размере 35 тыс. руб. Помимо этого, ему была установлена ежемесячная компенсация стоимости питания в размере 310 руб. за один рабочий день, которая является составной частью заработной платы работника. В связи с отсутствием представительства организации ''У'' в городе, в котором проживает П., в его адрес по электронной почте была направлена для подписания форма срочного трудового договора. При этом П. в одностороннем порядке изменил пункт договора, касающийся компенсационных выплат. Таким образом, п. 7.3 трудового договора был изложен в следующей редакции: ''При увольнении Работнику выплачивается денежная компенсация в размере 20 окладов, плюс за все отпуска, не использованные Работником ко дню увольнения''.

Поправки, сделанные П., были обнаружены организацией ''У'' уже после подписания договора сторонами, когда в декабре 2015 года срок его действия истек и работник потребовал выплаты ему выходного пособия. Работодатель в выплате отказал, посчитав не подлежащим применению условие трудового договора о выплате работнику при увольнении компенсации в таком размере, так как П. обманным путем внес изменения в трудовой договор, не поставив об этом в известность работодателя. П. обратился в суд с иском к организации ''У'' о взыскании компенсации стоимости питания в размере 46 500 руб., компенсации при увольнении в размере 700 тыс. руб., компенсации за задержку перечисления указанных денежных средств в размере 10 264 руб, расходы на оплату услуг представителя в размере 100 тыс. руб.
 

Позиции судов

Суд первой инстанции требования истца удовлетворил частично (решение Пушкинского городского суда Московской области от 18 мая 2016 г. № 2-2271/2016). Суд посчитал условие трудового договора о размере компенсационных выплат согласованным, ведь работодатель фактически согласился с внесенными правками и подписал договор. Таким образом, учитывая, что данная компенсация носит поощрительный характер, а условия ее выплаты сторонами согласованы, решением суда в пользу истца с ответчика была взыскана компенсация при увольнении, стоимости питания и за задержку перечисления указанных денежных средств.

Ответчик подал на данное решение апелляционную жалобу о его отмене. Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к выводу о том, что основания для ее удовлетворения все же имеются (Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 сентября 2016 г. по делу № 33-25519/2016).

Суд отметил, что согласно ч. 1 ст. 165 ТК РФ кроме общих гарантий и компенсаций работникам предоставляются гарантии и компенсации, в том числе, в некоторых случаях прекращения трудового договора. Так, например, из содержания ч. 4 ст. 178 ТК РФ следует, что стороны трудовых отношений в случаях, помимо установленных законом, могут предусмотреть иные основания и условия выплаты работнику выходного пособия. Эти условия могут быть закреплены непосредственно в трудовом договоре (соглашениях к нему) либо в коллективном договоре и локальных нормативно-правовых актах работодателя. Таким образом, выплата работнику компенсаций, в том числе связанных с расторжением заключенного с ним трудового договора, должна быть предусмотрена законом или действующей в организации системой оплаты труда.

Однако суд посчитал, что несмотря на то, что трудовой договор был подписан истцом и представителем ответчика, несоразмерно высокое пособие при увольнении в размере 20 окладов следует расценивать как злоупотребление правом сторонами при включении подобного пункта в трудовой договор, поскольку оно не создает дополнительной мотивации работника к труду и не отвечает принципу адекватности компенсации. Отметим, что в решении суда отсутствует оценка доводов организации ''У'' в части внесения изменений в трудовой договор работником обманным путем. Таким образом, Судебная коллегия приняла решение, что предусмотренное трудовым договором выходное пособие к гарантиям и компенсациям, подлежащим реализации при увольнении работника, не относится, так как не направлено на возмещение работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых или иных обязанностей.

Вместе с тем, по мнению суда, размер спорной выплаты не соответствует действующей у ответчика системе оплаты труда работников, утвержденный для всех работников, а значит носит произвольный характер. Таким образом, совокупность этик факторов суд признал злоупотреблением сторонами правом при включении подобного пункта в трудовой договор. В связи с чем решение подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в иске о взыскании компенсации при увольнении в размере 700 тыс. руб. Однако суд отметил, что с работодателя в пользу работника подлежит компенсация за питание в размере 15 810 руб. (за три месяца со дня, когда работнику стало известно о нарушении своего права), а также проценты за задержку выплат в размере 1146 руб.



ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/article/1099932/#ixzz4htFkYob3