Почта для связи:

sc495@mail.ru scripta.consulting@mail.ru
Заказать звонок

ВС РФ: арбитражные управляющие не вправе уклоняться от оценки рыночной стоимости имущества должника

В ходе производства по делам о банкротстве подозрительные сделки должника, цена и условия которых направлены на уменьшение конкурсной массы, могут быть оспорены. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – закон о банкротстве) выделяет две группы таких сделок: сделки с неравноценностью встречного исполнения (по которым, к примеру, рыночная стоимость исполненного должником существенно превышает стоимость полученного им встречного исполнения) (п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве) и сделки, совершенные должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве).

В силу п. 1 ст. 129 закона о банкротстве конкурсный управляющий наделен компетенцией по руководству процедурой конкурсного производства, в том числе он осуществляет полномочия собственника имущества должника. В связи с чем арбитражный управляющий обязан принимать управленческие решения, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, а также вправе по своей инициативе подавать в суд заявления о признании сделок должника недействительными (п. 2-3 ст. 129 , п. 1 ст. 61.9 закона о банкротстве).

Вместе с тем по вопросу о порядке оспаривания сделок в делах о банкротстве позиции судов разделились: одни судьи считают, что управляющий обязан по своей инициативе проверять сделки, совершаемые должником, на предмет наличия специальных оснований для их оспаривания, другие считают, что конкурсный управляющий может оспаривать сделку только по решению кредиторов. В то же время Верховный Суд Российской Федерации недавно дал ответ в каких пределах должен самостоятельно действовать арбитражный управляющий в целях выявления действительной стоимости подозрительных сделок должника (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12 сентября 2016 г. № 306-ЭС16-4837).

Суть спора

15 августа 2014 года ООО ''Ц'' обратилось с заявлением о признании банкротом ООО "Т" (далее – должник) в Арбитражный суд Республики Татарстан. 13 сентября 2014 года в отношении должника была введена процедура наблюдения, а временным управляющим назначен гражданин З. Исполняя обязанности временного управляющего, З. проводил анализ, в том числе, договора купли-продажи объекта незавершенного строительства (далее – объект) от 26 августа 2014 года. Согласно договору должник продал объект ООО "Ф." за 6,5 млн руб. Переход права собственности на упомянутый объект был зарегистрирован 10 сентября 2014 года, то есть уже после даты принятия судом к производству заявления о признании должника банкротом. Однако, так как денежные средства от реализации данного имущества в полном объеме поступили на расчетный счет должника, арбитражный управляющий пришел к выводу, что сделка носила возмездный характер. Вместе с тем, менее чем через четыре месяца после его продажи должником, объект был перепродан новым собственником за 111,3 млн руб.

29 декабря 2014 года в отношении должника было открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден также З. (решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29 декабря 2014 г. по делу № А65-17333/2014). В третью очередь реестра требований кредиторов должника было включено МБУ ''Комитет земельных и имущественных отношений" (далее – кредитор) с суммой требования к должнику в размере 9,9 млн руб.

В рамках дела о банкротстве ООО ''Т'' один из кредиторов обратился в арбитражный суд с жалобой на бездействие конкурсного управляющего З., так как он, по мнению кредитора, в нарушение закона не принял необходимые меры по оспариванию подозрительной сделки. Кредитор в своем заявлении подчеркнул, что сделка по договору купли-продажи объекта направлена на уменьшение конкурсный массы должника, так как упоминавшийся ранее объект был продан по цене, существенно отличающейся от ее рыночной стоимости, по которой он был впоследствии перепродан.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций признали незаконным бездействие конкурсного управляющего (определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23 июля 2015 г., постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 октября 2015 г. № 11АП-11645/15). По их мнению, действуя добросовестно и разумно конкурсный управляющий обязан был произвести оценку рыночной стоимости названного имущества для решения вопроса о наличии оснований для оспаривания договора купли-продажи как сделки, совершенной при неравноценном встречном исполнении (п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве). Однако управляющий такие действия не совершил.

Кроме того, судьи обнаружили, что прекращение права собственности на объект произошло на основании заявления самого управляющего и договора от 26 августа 2014 года. В связи с чем суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к выводу, что управляющий мог проанализировать договор, заключенный в ''период подозрительности'', на предмет возмездности, проверить наличие специальных оснований для его оспаривания, предусмотренных статьей 61.2 закона о банкротстве. Управляющий соответствующую аналитическую работу не провел, что свидетельствует о недобросовестном исполнении им возложенных на него обязанностей, подчеркнули судьи. В связи с чем З. был отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.

Вместе с тем окружной суд отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 9 февраля 2016 г. № Ф06-4872/15 по делу № А65-17333/2014).

Суд исходил из того, что право кредитора обжаловать бездействие арбитражного управляющего возникает лишь после его отказа выполнить соответствующее решение кредиторов. В рассматриваемом случае собрание кредиторов не принимало решение об оспаривании сделки, отдельные кредиторы также не обращались с предложением об оспаривании договора купли-продажи к конкурсному управляющему. В связи с этим, по мнению суда, у З. не имелось оснований сомневаться в равноценности полученного должником встречного предоставления в виде 6,5 млн руб.

С постановлением окружного суда истец не согласился и направил жалобу в ВС РФ.

Позиция ВС РФ

ВС РФ, встал на сторону заявителя. Суд разъяснил, что положения п. 1-2 ст. 61.9 закона о банкротстве, согласно которым заявления об оспаривании сделок должника могут быть поданы конкурсным управляющим по решению собрания кредиторов направлены, в первую очередь, на расширение полномочий кредиторов. То есть, эта норма предоставляет им возможность понудить арбитражного управляющего к реализации ликвидационных мероприятий в ситуации, когда он неправомерно бездействует, уклоняясь от оспаривания сделок. Кроме того, суд обратил внимание на тот факт, что арбитражный управляющий обязан действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно вне зависимости от того, обращались к нему кредиторы с какими-либо предложениями либо нет. Таким образом, делает вывод судья, довод окружного суда о том, что кредитор вправе обжаловать бездействие арбитражного управляющего лишь после отказа арбитражного управляющего от выполнения соответствующего решения собрания кредиторов или предложения отдельного кредитора, ошибочен.

Также ВС РФ отметил, что меры, направленные на пополнение конкурсной массы (в частности, с использованием механизмов оспаривания подозрительных сделок должника), планирует и реализует, прежде всего сам арбитражный управляющий. В связи с чем З. обязан был произвести оценку рыночной стоимости спорного имущества для решения вопроса о наличии оснований для оспаривания договора купли-продажи.

Таким образом, СК по экономическим спорам ВС РФ посчитала, что постановление суда Поволжского округа подлежит отмене, а определения суда первой и апелляционной инстанций по указанному делу остаются в силе.

Источник: ГАРАНТ.РУ